Галина Каюмова (galina_kayumova) wrote,
Галина Каюмова
galina_kayumova

Возвращаясь в прошлое

Редактруя текст нового "очерка из чемодана" и разбирая фотоснимки, прониклась вдруг такой ностальгией, что захотелось снова обратиться к написанному ранее. Это о Севастополе 2003-го. Именно тогда  оказалась в этом городе впервые. И влюбилась  безоговорочно.

Мой Севастополь

Предчувствие любви.

Я готовилась к этому свиданию 15 лет. Именно столько прошло с момента нашей последней встречи. Кто хоть раз встречался с морем, навсегда остаётся больным им. Море! Это слово пульсировало в моей голове. И я так боялась, что что-то не получится, не состоится. Поезд уже мчал к побережью, а я всё не могла унять тревожный стук сердца. Я везла к морю мою Женьку. Вместе с девчонками и мальчишками, которых мне доверили. В город, где не была ни разу. Для меня это не имело абсолютно никакого значения. Его название звучало, как сотни других. Море! Именно это было главным. А город… Какая разница! Теперь я понимаю, что предчувствовала его. Так, как предчувствуют первую любовь.

Мы ехали в автобусе, который вёз нас из Симферополя, мимо горочек, горок и гор, местами покрытых лесом, местами обнаживших причудливые породы цвета известняка и песчаника, и вели безмолвную игру: кто первым увидит море. Мимо проплывали добрые названия – указатели, наполненные ароматом фруктов и цветущих садов, а моря всё не было…
Оно появилось неожиданно и как-то сразу. Во всём своём величии. А вместе с ним – заросли ежевики и неожиданные сосны, привычные многоэтажки и прибрежные домики, многочисленные пансионаты и бесконечная набережная.

А потом эта прогулка по берегу. Никогда потом я не видела такого щенячьего восторга на лицах моих детей, многие из которых увидели море впервые. И было оно прекрасно! Казалось бы, такое, как везде. Но совершенно иное. Именно тогда я почувствовала, как город входит в мою кровь и пропитывает собой, наполняя запахом прибоя и суетой набережной, светом бесконечных фонарей и фонариков, звуками, доносящимися из кафе, сувенирных лавочек и откуда-то изнутри. Видимо, это пело сердце…
А завтра были люди…

А завтра были люди… Это было ещё одним ярким впечатлением. Эти люди не переставали удивлять и радовать. Доброжелательные, открытые, влюбленные в свой город. Казалось, вместе с улыбками они дарили своё понимание этого необыкновенного и такого привычного для них Севастополя. Люди в маршрутках и на пляже, в пансионате и кафе на набережной, на фруктовом рынке и в фотосалоне. Люди, показывающие дорогу или советующие, какой сорт винограда выбрать. Люди, возвращающие утерянный фотоаппарат, с которым мы мысленно уже попрощались, и указывающие на рассеянность моим зазевавшимся девчонкам. Этот удивительный мягкий говорок. Эти смешные словечки, непривычные уху. Эти уверенные в себе дети, бойко торгующие аромалампами и кувшинчиками, маслом и деревянными браслетиками. Эти разносчики с их тягучей песней, расхваливающей то копчёные мидии, то сладости, то жареные семечки, то домашнее вино. И эта путаница, когда торговцы называют гривны рублями. От переполненности новыми впечатлениями и лицами день казался бесконечным. Почти полуночные посиделки в уютном кафе. Гостеприимная хозяйка. Переплетение лиц. Личностей. Судеб. Таких же, как мы, отдыхающих и тех, для кого побережье – ежедневная работа. Работа, выветривающая и дубящая кожу, не дающая отдыха ногам и горлу, делающая дежурное радушие привычным состоянием души. Я вбирала в себя эти встречи и понимала, что больше никогда не смогу излечиться от любви, которую предчувствовала, которая вошла в мою душу настойчиво и властно и осталась в ней навсегда.

Узнавание

И казалось, что этот город со мной долго-долго. И море всегда было рядом. Море, вызывающее восторг, пьяняще и … утомляющее, ставшее привычным до обыкновенности и всё же такое необходимое.

Теперь, когда пришло осознание, что море будет всегда, мы знакомились с городом. Узнавали его и влюблялись ещё больше.

Графская пристань. Величественная и строгая, и романтичная со своей лестницей желаний и каменными львами. Приморский парк, с его фонтанами и цветами, экзотическими деревьями и лавочками под тенистыми кронами. Артбухта с её историями, ставшими легендой. Многочисленные памятники. Владимирский собор. Ресторан «Казань», где мы обедали. Севастопольский аквариум с сотней рыбёшек, рыбок, рыбин, с морскими черепахами и уникальными раковинами, кораллами и морскими звёздами – маленький живой слепок огромного подводного мира. И ещё множество мест и местечек, куда мы добирались, просто наугад выбрав остановку маршрутного такси.

Макдональдс – непонятная радость всех моих подопечных. Разбавленная льдом до водянистого вкуса кола, гамбургеры и чизбургеры, картошка фри, но самое главное – фигура-манекен, стоящая у входа. И ощущение праздника.

Дельфинарий. Трогательное и пронзительное зрелище. Проникновение в тайну. Кусочек сказки. Умиление и восторг. Песня, замершая в глубине сознания и звучащая потом долго-долго.

Были и другие чудеса, не Севастопольские: пещерный город Чуфут-Кале, Красная пещера, Бахчисарай, Любимовка. Эти чудеса нам любезно предлагали экскурсоводы. И мы прикасались к ним трепетно, восхищённо, но именно Севастополь стал наваждением, частью привычного мира, родным и словно домашним.

Херсонес. Его развалины мы облазили вдоль и поперёк. Казалось, каждый камень, каждый уступ, каждая арочка, каждая колонна остались на фотографиях. Но мы совсем не узнали его. Он только слегка приоткрыл завесу, за которой бесконечность. И мы ещё долго потом мысленно возвращались к этому заповеднику, неотъемлемой части великого города.

А ещё многочисленные улицы, улочки, тротуарчики, дорожки и дороги, заполненные солнечным светом и морским запахом. Тысячи безделушек, фигурок, фотографий, ракушек, брелочков, бусиков, браслетиков, нужных и ненужных мелочей, высушенные и залакированные крабы и крабики, морские ежи и прочая атрибутика близкого моря. Картины, выставленные на обозрение и продажу прямо на улице. Праздник и наказание для глаз и сердца. Потому что уже невозможно было выносить это обилие красок и буйство жизни.

И всё-таки снова и снова мы мчались на свидание к этому городу. Снова и снова, едва забрезжит утро, с нами были море, ожидание нового чуда, люди…

Прощание

Всю ночь море штормило, слышался его размеренный гул; как в морской раковине, свистел ветер. А утром все испытали на себе притягательную силу прибоя и пенных волн. Мы предприняли длительную прогулку по набережной, ушли куда-то далеко за волнорезы, собирали осколки раковин рапанов, выброшенные на берег, и слушали, слушали, слушали море. Фотографировались, бегали по берегу в языках тёплых пенных брызг. Казалось, ни один лоскуток знакомого до боли пляжа не был пропущен, ни одно кафе, ни одна мало-мальски значимая местная достопримечательность не остались без внимания. Торговцы надувными матрасами и кругами, граффити на случайно увиденной стене, винные подвальчики и россыпи валунов, павлины в клетке, алычовая аллея – всё осталось на фотографиях. Как будто можно было тем самым увезти любимый город с собой.

Только вчера море пахло арбузом, а сегодня оно взбило в пену песок и камни. И цвет его был от коричневого до изумрудного, от лазурного до чёрного. И не хотелось думать о том, что отмерянные 18 дней лагерной смены почти растаяли, что уже через несколько дней я покину этот гостеприимный берег.
Когда шторм утих, море подарило ещё несколько дней, обласканных его щедрой душой. Мы купались до одури, бросали в волны монетки, чтобы вернуться, и едва сдерживали слёзы. Разлука с любимым была неизбежна.

Теперь я иногда мысленно возвращаюсь в тот крымский август, и в сердце ноет сладкая боль: мой Севастополь, ты остался со мной навсегда!
© Copyright: Галина Каюмова, 2007
Свидетельство о публикации №207082800202
Tags: Крым, Севастополь, краткая проза, путешествия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments