Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

*** *** ***

Мне не стыдно признаться: я обыватель. Моя жизнь – это отрезки между вчера и завтра. На вопрос, ради какой глобальной цели живу, не отвечу – просто живу. Маленькие шаги. Промежутки.

Самые любимые из них – путешествия. Иногда просто «по периметру».

Если повезёт, на огонёк залетает Муза. И тогда прорастают стихи, почти по-ахматовски, из любого сора.

Бывает и так, что вместо рифм возникает творческий зуд в пальцах, и тогда появляются петельки.

Путешествия, поэзия, петельки – всё это я. Просто день. Просто жизнь. Просто хочется быть.

_______________


Все материалы в журнале: тексты (в том числе поэтические), фотографии, видеоролики, - авторские, за исключением случаев, когда указана ссылка на другой источник.

Мозаика Римской Африки (Археологический музей в Эль-Джеме)

После величественных руин Амфитеатра Гордиана , Археологический музей Эль-Джема (расположен по дороге в город Сфакс) воспринимается как тенистый оазис.

На контрасте  и художественно-эмоциональное  воздействие. Если Амфитеатр поражает своими размерами и высотой сохранившихся каменных стен, суровой эстетикой камня и выжженной поверхностью арены, то музей встречает ощутимой прохладой и относительным многообразием цвета.



Территория Археологического музея и прилегающей к нему виллы «Африка» не так уж и мала, но весь комплекс разбит на разнородные зоны, что создаёт иллюзию камерности и ограниченности пространства.
Collapse )

Дорога без конца

Виктор Вальд  «Месть палача»

Господин Эй, человек в синих одеждах, Шайтан-бей - всё это палач Гудо, ученик мэтра Гальчини, умершего хранителя тайн Ордена Тамплиеров.

Гудо  знает о боли всё. Вместе с наукой пыток, он обрёл и знания великого лекаря, а ещё стал хранителем переданных ему тайн

Полученные знания становятся судьбой, спасением и проклятием – проклятием палача. Теперь Гудо не просто странник, пытающийся воссоединиться с семьёй – он одновременно и  угроза, и желанный товар, и объект преследований сразу для многих, среди которых император Византии, папа Римский, турецкий султан, дож Венеции и многие другие, желающие  утраченного золота и секретов уничтоженного Ордена.

Последняя книга трилогии, сохраняя в центре внимания фигуру Гудо, тем не менее, смещает акценты в сторону  исторических событий. Читатель наблюдает за столкновением интересов правящих династий, развязыванием войн, борьбой религий за мировое господство.

Сценарий для большой политической игры зачастую пишут люди, преследующие собственные интересы, прикрываясь  верой и великой идеей. На деле это может быть человек-перевёртыш, каким является, например, Даут/Гелиос, мечущийся между мусульманами и католиками. Таков  отец Александр, прот земли Афонской, а в миру жаждущий мести Павлидий.

Личный путь бывшего палача Гудо всего лишь одна из нитей панорамного полотна истории.  Читателю, с интересом следящему за судьбой полюбившегося героя, подчас не хватает  авторского внимания именно к этой сюжетной линии. Хочется чуть больше Гудо и чуть меньше фона.

Иногда автор предвосхищает или торопит исторические события, чтобы придать стройности  и ярких штрихов  вымышленному сюжету, но об этом всегда сообщает в сносках и примечаниях, указывая реальную дату  или уточняя правильный ход событий.

Обилие специфической лексики, характеризующей культуру,  традиции, религиозные понятия или другие приметы описываемого времени, чуть затрудняет восприятие, но  термины и незнакомые слова всегда имеют пояснение, иногда для удобства и скорости поиска неоднократное.

Описанные в романе лица при преобладании положительных или отрицательных черт всё же неоднозначны, порой противоречивы,  многогранны.

Ретроспективные сцены, переданные в воспоминаниях персонажей, не просто возвращают к событиям первых двух книг, они восполняют пробелы в повествовании, не повторяя ранее сказанного.

Эпилог  частично подытоживает жизненные вехи Гудо и членов его семьи и окружения, но точку не ставит. Это может не понравиться тем, кто желал бы мелодраматичного финала с воздаянием по заслугам, но это объяснимо, с точки зрения логики всего повествования.

«Жизнь часто преподносит невероятные неожиданности. Никогда не стоит недооценивать ситуацию, а тем более быть уверенным в победе еще до начала схватки», а потому дорога продолжается.

Оценка 4,5/5

Крест Шайтан-бея

От А до Я 2021,3. В – Вальд Виктор «Проклятие палача»

Продолжая историю палача Гудо, новый роман Виктора Вальда рассказывает о том, как избавление от несущихся вдогонку чёрных стрел обернулось сначала мучительным лечением, а потом и пленом.

Галера, подобравшая уходящую от преследования лодку, принадлежит Джованни Санудо - герцогу Наксосскому. Именно он, строя собственные корыстные планы, удерживает Гудо и дорогих ему людей.

Новое, более глубокое погружение в средневековую атмосферу с большим количеством исторических деталей ожидает читателя.

К описанию чумного мора и  действий инквизиции добавляются реалии пиратства и турецких налётов.

Если в первой книге преобладал бытовой фон, то теперь все интриги плетутся на фоне боевых противостояний разного толка.

Из огня да в пламя - так можно обозначить все, что свалилось на голову человека, известного под именем господин Эй.

Вновь разлученного с теми, кого с трудом нашел, Гудо ожидают участь сначала галерного раба-гребца,  затем узника пещер, где добывают мрамор, и, наконец, невольника, пожалованного Сулейманом-пашой одному из своих подданных.

Все, что происходит, Гудо несёт как крест, воспринимает как расплату за старые прегрешения и нарушенную клятву. Отрекаясь от позорного ремесла, человек в синих одеждах поклялся богу, что больше не будет убивать - только лечить, но несколько раз оступился от данного слова во имя справедливости.

Автор не идеализирует своего героя, но наделяет его такой силой духа, что образ начинает восприниматься как мистический, нереальный.

Ближе к финалу действие достигает такой плотности, что книга  уже больше напоминает авантюрный боевик, чем исторический роман, однако все равно остаётся в рамках обозначенного жанра, балансирует на грани.

Эпилог драматичен, эмоционален. И только знание о том, что есть ещё одна часть трилогии, а значит, и возможность позитивных поворотов судьбы, приглушает надрывное звучание горьких нот.

Оценка 5/5

Всё дело в ракурсе







Разбирая архив, скользнула взглядом по одной из фотографий, увидела, какую шутку сыграл ракурс изображения, и теперь не могу не замечать этого. Каждый раз улыбаюсь.

Тунис. Вилла "Африка" в Эль-Джеме. Археологический музей.  Памятник Траяну Марку Ульпию - римскому императору из династии Антонинов . Комизм ракурса в том, что в высоком статусе  упомянутой пероны сложно усомниться.

Вы тоже это заметили?

Если ответа нет, надо его придумать

Луи Байяр «Черная Башня»

В своём детективе Байяр  выдвигает собственную версию последних дней дофина Луи Шарля (Людовика XVII). Как признаётся сам автор, это пополам исторической правды и фантазии.

Герой романа  оказывается втянут в странную историю только потому, что в кармане убитого на улице мужчины найдена визитка с его именем. Как позднее выясняется,  произошла путаница, и случилось это из-за совпадения имён отца и сына.

Эктор в компании с весьма известной личностью (это никто иной, как Видок)  идёт по следам умершего отца, исследуя дневниковые записи, которые он оставил. В этих записях рассказ о  тайной миссии, а это ни много, ни мало лечение  юного узника башни Тампль.

Действительно ли удалось чудесное спасение и похоронен другой ребёнок, а законный наследник престола скрывается под видом садовника в приёмной семье? Это и предстоит выяснить Видоку с помощью Эктора.

Преследование, интриги, неожиданные повороты, фальсификации, смертельная опасность и сама смерть – всё это на страницах романа.

Автор не даёт ответа на главный вопрос, не  стирает историческое пятно – он, следуя за собственной фантазией, показывает читателю, как могло бы быть. И никто не  может опровергнуть или подтвердить произошедшее. Но «если ответ не находится, надо его придумать».  Потому что это справедливо.

Оценка 4,5/5

Картины под ногами

В мозаичных полотнах оживает история. Они хранят память о труде и праздниках, войне и торговле, славят богов и замечают обычных людей.

Мы восторгаемся тщательности подобранных цветных кусочков, удивляемся кропотливости и мастерству художников и реставраторов и поражаемся тому, сколько лет этим картинам. От осознания , что они свидетели тысячелетий, охватывает трепет.(Изображения кликабельны, открываются на новой странице)



А между тем, это просто пол. Обычный пол в городских термах Удны. По нему ходили ногами, не испытывая никакого трепета. И теперь эти картины ничем не укрыты от жаркого солнца, летящего песка, редких, но безудержных дождей  и  пронизывающих ветров Северной Африки.



Тунис. Удна. История под ногами.

Коллекция звонов

Вот мчится тройка удалая
Вдоль по дорожке столбовой,
И колокольчик, дар Валдая,
Гудит уныло под дугой...

Эти видоизменённые строчки Фёдора Глинки  вызвали к жизни не только известную песню, но и целый ряд  музыкальных вариаций. Но не о песне речь.  В центре внимания  - валдайский колокольчик.

В тенистом парке - Путевой дворец Екатерины. От него уцелели лишь некоторые перестроенные корпуса.



Валдайский  Музей колоколов, открытый в 1995 году (ранее в здании находился краеведческий музей), расположен в памятнике архитектуры XVIII века церкви Великомученицы Екатерины (второе название Львовская ротонда). Это первый в России музей такого рода. Даже здание очертаниями напоминает колокол.

Collapse )

Эти камни помнят кровь

Тунис. Эль-Джем. Колоссальный Амфитеатр Гордиана, поражающий красотой, величием и знаковостью.  Он был построен по образу и подобию римского Колизея в 232—238 годах н. э.



Город в городе. Арена и ложи, подвалы и многочисленные переходы, старые камни и потрясающие виды.






Collapse )

Сибирь дореволюционная

От А до Я 2020, Щ – Щукин Михаил «Ямщина»

Сибирский колорит, погружение в атмосферу величественного края, диалектные словечки, детальное описание простого быта и нравов, народные поверья и даже налёт мистического, необъяснимого – в книге  Михаила Щукина «Ямщина».

Связующий сюжет  удерживает внимание, заставляя следить за жизненными коллизиями  главных и второстепенных персонажей.

Характеры колоритны, подчас противоречивы и не идеальны. Даже те герои, что играют эпизодические роли, обладают яркими чертами и врезаются в память.

Жизнь купечества, ямской промысел, разбойники и каторжане, обычные люди Огневой  Заимки предстают перед читателем, увлекая интересными характерами и судьбами.

Повествование монолитно, неспешно, вместе с тем, оно соткано из отдельных историй, мастерски вплетённых сюжетными линиями в канву произведения.

Купец Дюжев и его личная трагедия, наложившая отпечаток на всю жизнь.

Прибывший в Сибирь Роман с дочкой Феклушей. Её первая горькая любовь и дальнейшая непростая, но по-своему счастливая  судьба.

Семейство Зулиных с его  укладом,  непререкаемым авторитетом Устиньи Климовны.  Непосмевший перечить родительской воле Митенька. Его увечье, нанесённое медведем-шатуном. И проявившееся в силу этого  умение  предвидеть, которое  наваливается ночными кошмарами. И только читателю ведомо, что увиденные сцены не бред малахольного, а недалёкое кровавое будущее  пока ещё царской России.

Поручик  Щербатов. И его  путь, связанный с каторгой и освобождением.  Люди, несущие государственную службу, и члены террористической организации. Интриги и  карьеризм, тайные задания, жертвенность и подлость. Желание славы и денег. Поиски старого клада. Неминуемость расплаты или безнаказанность.

Всё это наполняет книжные страницы, создавая  особый мир, вовлекая в человеческие судьбы  и заставляя ощущать сопричастность.

Стилистически роман чем-то близок  уральским сказам Бажова с поправкой на местность.

Интересен образ старухи Судьбы, которая является  героям романа мимолётным видением, даёт указания, но всегда оставляет право выбора.

Оценка 5/5