Category: литература

Когда времени мало

Книжный челендж 2020, 4. Горой переезжает в другую страну/город
Гера Фотич «Умереть в раю»


Пятидесятилетний Василий, полковник в отставке, болен раком. Диагноз настиг его внезапно при попытке получить компенсацию по инвалидности из-за ранения. Он только что похоронил жену. Дочь с внуками – в Америке. Решение приходит неожиданно для самого Василия: продав машину и квартиру, застраховав жизнь, он едет к дочери, уже зная, что обратным билетом воспользоваться просто не успеет.

Мы видим Америку глазами удивлённого  и очарованного человека. «Это  рай», - так можно резюмировать всё, что чувствует Василий.

В какой-то момент начинает казаться, что читатель получил ещё одну версию эмигрантского  «В России всё плохо, а в Америке хорошо», но совсем скоро приходит понимание, что это всего лишь эмоциональное восприятие главного героя, которое, подпитываясь новыми открытиями, становится глубже и меняется.

За небольшой срок Василий успевает  испытать восторг и разочарование, горечь от крушения иллюзий и радость от общения с младшим внуком, устыдиться  предубеждения по отношению к внуку старшему, обрести надежду, почувствовать физическое влечение к женщине, наделать  ошибок и даже посидеть в тюрьме.

Малость отпущенного главному герою срока словно  заставляет его  прожить ещё одну жизнь в ускоренном темпе вместе с мальчиком, к которому прикипел душой.

Это удивительная книга.

Вместе с Дедом (это слово очень скоро становится именем собственным, а не нарицательным) мы открываем Америку, с её идеологией, бытовым устройством, системой ценностей – «страну возможностей» и мир лицемерия и лжи, где законы и правила вступают в противоречие с их реальным выполнением, как, впрочем, и везде.

Вместе с Дедом мы переживаем семейную драму, понимая, как иллюзорны порой благополучие и стабильность, особенно если люди  в стремлении угодить ближнему, подменяют искренность и доверие красивой картинкой-обманкой.

Обида на Родину и за Родину  и чувство патриотизма смешиваются в необычный коктейль.

Композиция закольцована: в финале встречаем тех же персонажей, те же образы, даже те же высказывания-слоганы, но уже в ином качестве и с новой окраской.


Оценка 5/5

Лень и любовь к закатам

Книжный челендж 2020, 3. В названии местности не больше трех букв
Александр Сухочев «Гоа-синдром»


 ««Гоа-синдром» — первый российский роман, написанный в Гоа и о Гоа», - так отмечено в аннотации. Она же обещает «точную географию и увлекательный сюжет».

Книга Александра Сухочева и в самом деле  была прочитана легко и быстро, но  оставила странное впечатление.

С одной стороны, она совсем не понравилась. Ну, нет в ней чего-то такого, чтобы рекомендовать  к прочтению. Более того - многие вещи вызывают стойкое неприятие и недоумение: порой возникает ощущение, что перед нами пособие для начинающих наркоманов с подробным инструктажем, как забить косяк, где лучше торчать и чем отличается "марка" от  кислоты или капелек. Гашиш, кокаин, марихуана, ЛСД, экстази - далеко не полный перечень того, чем ширяются и  закидываются.

Все события книги связаны с двухнедельным отпуском Серёги по прозвищу Болт, который впервые попал за границу и выбрал в качестве дебюта Гоа. Он изо всех сил пытается почувствовать, что такое Гоа-синдром, и, увы, частично при помощи сомнительных пати.

Параллельно незадачливые наркодилеры пытаются начать самостоятельный бизнес.

Вот собственно и все. Ни захватывающего интригующего сюжета, ни развития характеров, ни психологизма, ни культурологического экскурса.

С другой стороны, в книге создана особая атмосфера, которая пробирается, просачивается, протискивается и захватывает вопреки. Вопреки лёгкому раздражению, вопреки избытку  ни о чем не говорящих ни уму, ни сердцу эпизодов, вопреки недалекости подавляющего большинства персонажей.

Автор обладает прекрасным слогом, владея как иронией, так и тонкой лирикой. Его описания природы можно публиковать сборником прекрасных эссе, созданные словами пейзажи рассматривать, как картины.

Сухочеву странным образом удалось рассказать о том, чем юг Гоа отличается от севера, как по форме узнать таксиста, полицейского или носильщика, какие экскурсии предлагают туроператоры и в чем особенности местной кухни. Фаер-шоу и карнавал, вечеринки на воздухе и пляжи, местечковые дельцы собственного и иностранного разлива и сетования на то, что русские туристы Гоа испортили, - все это на страницах бесхитростного чтива. А ещё короткие зарисовки  о традициях и   мифологии, почти философские размышления о личной свободе и устоявшихся стереотипах.

Лень и любовь к закатам наряду с другими компонентами гоанского  синдрома в принципе легко переносятся на любую другую почву, где можно на время забыть о повседневной рутине и придаться праздности, - для этого совсем не обязательно преодолевать тысячи километров.

Оценка 3/5

Парижская криминальная полиция действует

Книжный челендж 2020, 2. Локация с труднопроизносимым названием
Фредерик Молэ "Седьмая жертва"


Комиссару полиции Нико Сирски брошен вызов: серийный убийца отправляет кровавые послания, обещая новые жертвы, при этом на месте убийства не оставляет своих следов.

Набережная Орфевр, 36 (здесь расположена парижская криминальная полиция) работает в режиме нон-стоп, но предотвратить очередную смерть не удаётся: слишком мало времени - маньяк убивает ежедневно.

Начав на площади Контрескарп, он появляется в разных местах, действует дерзко и ловко отводит от себя подозрение.

Роман вышел в серии "Детектив - международный бестселлер", получил престижную премию Quai des Оrfèvres, которую присуждает жюри, составленное из экспертов по уголовным делам, и, по оценке экспертов, описывает деятельность полиции весьма компетентно.

Казалось бы, в книге есть все, чтобы быть захватывающим детективом: одержимый манией персонаж, команда противостоящих ему профессионалов, кровавые подробности, временной цейтнот,  романтическая линия, связанная с главным героем, - однако воплощение будто немного отстает от замысла.

Возможно, причина кроется в относительно небольшом объёме произведения: слишком много событий умещается на маленьком количестве страниц, второстепенные сюжетные линии едва намечены и быстро обрываются.

При всей жестокости и жёсткости  описанных преступлений, не хватает глубины и драматизма. Формально повседневная деятельность криминальной полиции освещена подробно и тщательно, но вот каких-то эмоциональных красок не хватает, хотя присутствуют и  исследование корня проблемы, и психологический портрет маньяка.

Не вызывает сомнений и командный дух, и особая атмосфера, которая царит в отношениях между коллегами и партнёрами.

Вместе с тем не покидает ощущение, что сделана попытка объять необъятное: как можно подробнее показать рутину и напряженность сложной профессии, обратить внимание на принципы следственных действий, включая последовательность вскрытия тела, жертвуя при этом художественностью.

При этом книга не выглядит документальной. Пожалуй, она могла бы стать основой для хорошего фильма, при условии, что кинематографисты добавят недостающих красок посредством музыкального сопровождения, спецэффектов и декораций. А сцены, "как в кино", когда прежде, чем убить, злодей занимается душевным стриптизом, в книге уже имеются.

Оценка 4/5

Так хотелось выглядеть... (из старых тетрадей)

Утром всё было засыпано  чистейшим снегом. но под ногами хлюпало, и тропиники, проложенные по свежему полотну,  были характерно-ржавые. к вечеру от былого великолепия не осталось практически ничего. Нет, снег не растаял, конечно. Но лужи на асфальте и ощутимая морось зимнего настроения не прибавили.

Когда я слышу очередное "хлопание крыльями" на тему "раньше зима как зима" или " такого лета никогда не бывало", улыбаюсь тихонько: бывало и раньше.  А в старых тетрадях немало тому подтверждений.


***
Так хотелось выглядеть девой непорочною.
Только платье белое - зыбкое, непрочное.
Поутру расшитое жемчугом да стразами,
К вечеру - починено лоскутами грязными.

Ей бы вальсом вьюжиться по паркету льдистому,
Над атласной туфелькой кружево волнистое
Чтоб взлетало взбитое в пену резвой ножкою…
А потом – к любимому тропкой запорошенной.

Скрыться под собольею шапкой-невидимкою
И дразнить–куражиться, сыпать смех снежинками…
Плачет небо серое, льёт дожди от горюшка.
Чуда ждёт, сердечная, сиротливой Золушкой.

© Copyright: Галина Каюмова, 2008

По следам Христофора Колумба

Книжный челендж 2020, 1. Реальная история географического открытия
Жозе Родригеш Душ Сантуш «Кодекс 632»


«Все книги, рукописи и документы, упомянутые в этой книге, подлинны. Включая Кодекс 632», -  таково предуведомление, размещённое перед прологом.

Пролог обещает захватывающую историю, связанную со старыми тайнами. Умер профессор, занимавшийся исследованием по заказу американского исторического фонда. Учёному предстояло подготовить публикацию к юбилею открытия Бразилии. В процессе работы ему довелось столкнуться с материалами, посвящёнными истории открытия Америки, и он вплотную подошёл к разгадке личности Христофора Колумба. Однако завершить начатое не успел. Закончить исследование поручают криптоаналитику Томашу Норонье.

А дальше повествование разделяется на два пласта.

С одной стороны, это личная жизнь Томаша: его семья, взаимоотношения с женой, болезнь дочки, вспыхнувшая страсть к студентке, супружеская измена и попытка подвести под неё философский базис.

С другой стороны, это собственно исследовательская деятельность с обращением к способам кодировки и различным фолиантам, многочисленные  научные диалоги, командировки по миру.

Попытка соединить эти две линии сделана, но весьма неуклюже.

Если говорить о сюжетном обрамлении, то оно получилось бледным, неинтересным, вызывающим негативные эмоции по отношению к главному герою.  Лишённое ярких штрихов и цепляющих деталей, которые обычно удерживают внимание, заставляя постичь внутренний мир персонажа  или создавая его харизму, повествование вместе с тем перегружено описаниями интерьеров и подробностями меню. Читатель больше следит за тем,  что и в каких декорациях  Норонья съел и  выпил, чем за интригой, которой по большому счету, в общем,  и нет

Некоторый интерес может вызвать  информация о древних иероглифах и способах расшифровки археологических  памятников письменности. Но для серьёзного научного исследования представленной компиляции  маловато, а для популярного художественного произведения с претензией на решение исторической загадки  явный перебор.

К тому моменту, когда, наконец, прозвучал вывод о том, кем на самом деле был Колумб по происхождению, национальности и вероисповеданию, я порядком устала и от Колумба, и от Нороньи,

Оценка 3/5

Карты мечет крупье лукавый... (из старых тетрадей)

Карты мечет крупье лукавый:
Пять тузов в краплёной колоде.
Блефовать получено право
Только теми, кто нынче в моде.
Расплести змеиный клубок
Не дано – пытаться не стоит.
Добродетелью назван порок,
Лицемерие стало сестрою.
Я стараюсь от мелких бед
В голос твой плотнее закутаться.
Кто сказал, что я плачу? Нет.
Это дождь в ресницах запутался.


© Copyright: Галина Каюмова, 2007

Иногда достаточно поговорить

Юсси Адлер-Ольсен  « Без предела»

Очередная книга Адлера-Ольсена о расследовании отделом Q старого дела о гибели молодой девушки вызывает поток размышлений.  Они появляются не столько в процессе чтения, сколько в качестве послевкусия.

Книга, ничем не выделяющаяся из ряда ранее написанных, тем не менее, не отпускает.

Само название «Без предела» уже многозначно. О каком пределе идёт речь?  О границах человеческой жестокости? О количестве заблуждений? О неизученности человеческих возможностей? О нежелании остановиться в стремлении к цели, которая не выбирает средств? В романе есть и то, и другое, и третье.

В один клубок сплелись старые и новые преступления, совершённые  разными людьми.

Кого-то настигает правосудие, кто-то становится  жертвой, а кому-то  бумерангом возвращается совершённое зло.

Скольких жертв и ошибок можно было бы избежать, как-то изменить ход вещей, если бы люди не строили догадок и  не подпитывали собственные заблуждения, ревность или жажду мести, а просто поговорили!

Оценка 4/5

Ты плетёшь кружева из слов... (из старых тетрадей)

Ты плетёшь кружева из слов,
погружая в восточные сказки.
Мы из разных с тобой миров.
Может быть, придуманы краски.
Ты рисуешь меня в голубом
Или в розовом, или в жёлтом.
Ну а я щебечу перед сном
Ни о чём и опять о чем-то.

Протянулась тонкая нить,
Оборвать её? Сохранить?

© Copyright: Галина Каюмова, 2009

Вопреки обстоятельствам

Юсси Адлер-Ольсен  « Эффект Марко»

На протяжении целой серии книг Адлер-Ольсен  исследовал истоки зла, отыскивая их  в раннем детстве и среде воспитания главного злодея. При этом преступник оказывался одновременно и жертвой, вызывая разную степень сочувствия.

"Эффект Марко", пожалуй, впервые даёт иной взгляд на обстоятельства: главный герой, воспитанный на улице и впитавший воровские законы, не желает мириться с предназначенным ему путём и делает все, чтобы вырваться из пут клана.

Судьба пятнадцатилетнего подростка, который решил во что бы то ни стало получить образование, датское гражданство и вести честную жизнь, вызывает интерес. Именно страницы, посвящённые скитаниям Марко, его реальным шагам к намеченной цели, наиболее яркие, динамичные, насыщенные.

Уже по традиции в романе нет детективной загадки (читателю многое известно практически с самого начала), но следить за распутыванием дела, за которое отдел Q взялся из-за эмоционального порыва Розы, достаточно любопытно.

Автор остаётся верен себе: в центре внимания не столько Карл Мёрк со своей командой, сколько попавший в серьёзную переделку мальчик.

Новым, пожалуй, является чётко обозначенный контраст между хорошими и плохими, хотя и здесь мы найдём немало полутонов, если обратиться к некоторым второстепенным персонажам.

В книге можно почерпнуть много интересного о нравах, царящих внутри клана профессиональных нищих и воров, попутно знакомясь с переплетением улиц и парков Копенгагена и его окрестностей (любители необычных топонимов могут потренироваться в выговаривании названий).

Дело убийцы со строительным пистолетом, расследуемое на протяжении всей серии, не сдвинулось с мёртвой точки, но в состоянии Харди, парализованного напарника Карла, наметился неожиданный прогресс.

Ироничная манера, с которой Адлер-Ольсен  рассказывал о сотрудниках спецотдела, приобрела оттенки сарказма, направленного на случаи кумовства, недальновидности, непроходимой глупости и тупого бахвальства некоторых высокопоставленных коллег Мёрка.

В целом в книге чуть больше оптимизма, чем в предыдущих произведениях цикла.

Оценка 4/5